Архив рубрики: Про жизнь

Рассказы о жизни и событиях, которые почти никак не связаны.

О расхождении слов и дел

О расхождении слов и дел

Так получилось по жизни, что я умею только делать. Рассуждать о том, как все плохо мне надоело в армии после слов сержанта: «Солдат, сделай так, чтобы до тебя невозможно было доебаться.»

Это мудрые слова от такого мудака, надо сказать. Наверное, он не очень понимал их смысл и не сам придумал. Но суть их в глубокой проработке каждого действия. Надо делать дело так, чтобы при любой попытке копаться в твоей работе не получалось найти проблему. Ну или по минимуму.

Отсюда у меня появились различные амбиции на системные подходы, потому что мой успех в разных делах зависел от разных людей и их работы. Это было и в армии, и в МГУ, и в Студии Лебедева.

Но бывает так, что ты можешь говорить умные вещи, и не выполнять их. Например, говоришь, что надо писать заявления в ДПС на мудаков, паркующихся неправильно, но не всегда отслеживаешь итог этой работы. Или говоришь, что надо держать принцип работы до конца, но иногда позволяешь поблажки и отступления. И тут на тебя начинают наезжать, что у тебя двойные стандарты.

Эти люди не знают ничего про подготовку к делам, про всю вашу нагрузку, про кучу проблем по фронтам работы и личной жизни. Они считают, что раз ты сказал что-то из своего идеального мировоззрения, значит должен уже делать, прямо сейчас, делать от буквы до буквы, как сказал без вариантов, и делать идеально. Эти люди возводят в максиму ваши слова, не погружаясь в детали идеи, в возможные нюансы и проблемы, им важно вас прилюдно уколоть. Реакция на таких троллей простая:

«Я как минимум начал работу над этим, и проработал много нюансов. А на какой стадии ты?»

Таких троллей полно везде, даже в нашем профессиональном сообщстве, и они не специально это делают, это часть их психологии. Молодые и неопытные начинают спорить и кормить троля. Опытные и мудрые сразу осекают попытки докапывания, и это единственно верный шаг. Умные люди это увидят и поймут, мнение прочих не очень важно.

Это все к чему. Делайте то, что считаете важным. Делайте так, как считаете правильным. Просто делайте, слушайте, корректируйтесь по ходу работы. Меньше болтовни, больше дела.

О крепкости заднего ума и обратной связи.

Как понять, что поступил правильно? Или понять, что принимал неверные решения? Что делать, если ты действоал неправильно? А если это все был твой подчиненный и бизнес потерял на этом деньги? Краткий ответ: смириться.

Я встречал несколько раз на своем опыте негативное отношение к предшественникам. Вот, мол, Пупкин был, вроде говорил хорошо, а когда начали разбираться, так там полный ахтунг и ужас! Или: «Вот позвали чувака, все по делу говорил, кучу денег заплатили, а потом оказалось, что все лажа и применить нельзя. Вор, обманщик и Обама!»

Я сам грешен, думал подобным образом много раз, пока не дозрел до одного просто факта: на тот момент эти люди не могли лучше, а раз никто их не остановил, значит и окружающие и вся экосистема работы человека не была готова к иному.

Это вытекает из одной важной предпосылки: какие задачи вы поставили человеку, какие критерии ему выбрали, какие сроки назначали, и как проверяли его в процессе, такой результат вы и получаете. А если руководитель еще и вмешивается в работу, добавляет задачи, ставит новые задачи, меняет приоритеты, увеличивая хаос — он получит ожидаемый уход человека и негативную славу. Кстати, это может быть системным подходом.

Так вот, задним умом мы все можем найти кучу неверных решений и ошибок. Все знают, как надо было делать, но никто не делал. А кто делал — делал как умел и как мог. И делал он исходя из каки-то приоритетов, предпосылок, ожиданий, которые нам, осуждающим и умным, неизвестны сейчас.

Но что важно в этой басне? Важно быть честным человеком. Например, я стараюсь всегда говорить правду. Иногда не договаривая, да, но если хотите услышать горькую правду от меня, просто попросите, я перешагну через барьер не раздумывая. И того же хочу от других.

Я больше чем уверен, что часто допускаю ошибки. Они могут стоить дорого, могут быть ерундой, а могут оказаться стратегически верным упущением, невыполнение которого поможет в дальнейшем. Но я об этом не знаю, но очень хотел бы.

Если бы мне говорили через месяцы и годы, что вот после тебя мы сделали так и так, и твои эти и эти решения были неверны, потому что вот так — я бы был благодарен человеку за это. Возможно, на новом этапе своего развития смог бы даже посоветовать что-то еще попробовать, вдруг им это поможет.

И исходя из этих соображений я в очередной раз проникаюсь уважением к Студии Лебедева, сотрудники которой могут и говорят правду, советуются и делают дела объективно.

А что делать, если не говорят плохого?

Просто наблюдайте, старайтесь делать выводы, можете публично признавать какие-то ошибки. Или в формате «Я сделал вот такое как у них вот так, и вроде стало лучше» можете доносить информацию до людей, если вам это важно.

Как привести дела в порядок. Дэвид Аллен.

Вы еще не знаете, но я страшный зануда. Мне важно, чтобы все лежало на своих местах, все делали свои задачи, и чтобы моя эффективность не страдала из-за других людей. Потому я вырабатываю себе правила работы с документами, файлами, почтой, и проектами. Про все это буду рассказывать отдельно. Но сегодня о другом.

1 декабря буду на тренинге Дэвида Аллена «GETTING THINGS DONE®: ЭФФЕКТИВНОСТЬ И САМОКОНТРОЛЬ

В МИРЕ ХАОСА», на котором мастер GTD расскажет о новых способах повышения эффективности собственной и бизнеса. Чтобы убедиться в этом, достаточно прочитать первую главу из его книги, вот здесь ее раздают бесплатно, дождитесь pop-up банера:

http://davidallen.ru/

Организаторы обещают, что Дэвид расскажет 5 основных фишек:

  1. Почему на самом деле нам мало пространства, а не времени. Создаем пространство для действия.
  2. Контроль и фокус как ключевые инструменты менеджмента. Достигаем состояния контроля и фокуса за 5 шагов.
  3. Шесть горизонтов фокуса для определения приоритетов и направления действий.
  4. Секрет продуктивности. Лучший опыт внедрения и поддержания исполнительской дисциплины.
  5. Самоорганизация: как выстроить систему персонального менеджмента, чтобы всегда выполнять действительно значимую работу.

Мое участие будет сопровождено и начинающимся партнерством с платформой Адвантшоп от Ульяновских разработчиков Камиля Калимуллина.

Про Ульяновск я вообще буду отдельно рассказывать, это невероятный IT-кластер для России. Это не шутка, они очень круты.

Если у вас буду вопросы по Advantshop’у, обращайтесь. Если будете на тренинге, обязательно подходите, пообщаемся. После тренинга обязательно расскажу, что было, и каков результат.

Металлическая эпопея и знакомство с милицией

Странно вспоминать детство и не понимать, что это были тяжелые для страны времена. Для тебя они солнечные и веселые, а в стране тем временем был полный пиздец. И я, оказывается, в этом пиздеце развивался.

Так мы с товарищем нашли залежи электро-двигателей, из которых начали выбивать медную обмотку. Сначала мы вдвоем это делали, и кто на что навыбивал, так и делились после сдачи меди. Потом друг начал лениться, а я первое время думал, что он подключится и несколько дней отдавал ему долю. Однажды пришлось отказать, потому что таскать двигатели и выбивать медь, а потом тащить на сдачу — приходится мне.

Дело спорилось, двигателей в тайном месте было штук 40, каждый день я выбивал меди по 1 штуке, редко по два, оборачивал кирпичи проволокой и сдавал в квартале от дома. Вырученных денег хватало на игры в компьютерном клубе, вкусное и иногда отдавал маме что-то. Каждый день, возвращаясь из школы или до уроков я бежал на балкон, брал молоток, гвоздь «сотку» и лупил двигатели. Все руки были сбиты, но деньги в кармане тоже были. Пока однажды не познакомился с милицией.

Я просто шел в прекрасный солнечный день с пакетом меди на сдачу. Со мной поравнялся странный мужик, и давай расспрашивать, что и куда несу. Я же, наивный, рассказал, что несу сдавать металл, чтобы играть на компьютерах. Дядя ловко поймал меня на «ментовской захват» кисти, довольно неприятный и болезненный, начал угрожать походом в отделение, потому что я вор, и он все расскажет в школе.

Признаться честно, было страшно. Это воспоминание яркое, и понимание ситуации у меня до сих пор не сложилось. Я начал плакать и талантливо врать, что все нашел, родители знают и вообще я хороший. Через несколько минут страданий он меня отпустил и ускорил шаг, а я стратегически отстал. Слезы мои кончились ровно через секунду, дошел до колонки и умылся. Через 10 минут я уже сдавал медь в пункте выдачи, но это был уже совсем другой мальчик. Я понял, что свои деньги просто так никому не отдам.

Вскоре, двигатели кончились, новые залежи не попадались, а ушлых конкурентов у меня прибавилось. Пришлось поднимать квалификацию, чтобы продолжать играть компьютеры и не платить за это.

Про мой велик старый и новый

Через две недели после утери двухколесного кормильца, проходя по улице с папой, я увидел у стоящего у магазина знакомое колесо велосипеда. Подошел, смотрю — мое! Зову отца, показываю следы краски, которыми заляпал колесо, блокируем парня с великом.

Надо заметить, парень был известным бандитом, но с другого двора, а я был с папой и жаждал справедливости. Батя повел парня в отдел милиции, с участковым выяснили, что велик парень собрал из запчастей, которые нашел «вон там» ночью и спокойно катался. Обвинение в воровстве батя снял, решили отдать мне мои колеса. По дороге к нашеу дому папа предложил «бандиту» продать велик за 50 рублей, парень согласился, и у меня оказался новый велик!

Старый, скажу вам, был хорошим. Но этот был ручной сборки, как Харлей Дэвидсон. Он был с душой и только на нем я мог ездить без рук в любой ситуации. В этом велике я знал каждый подшипник, смазывал цепи, менял камеры, латал дырявые камеры, наматывал телефонную проволоку на спицы, шкурил раму до металлического блеска и хотел ездить на блестящем, пока не проступила ржавчина.

А потом, через пару лет, велик украли в подвале, где я его наивно оставил без присмотра. И больше велосипеда у меня не было до 28 лет.

Как я собирал бутылки

Когда я смог более-менее устойчиво кататься на взрослом велосипеде (был Орленок без тормозов, падать и врезаться в людей надоело быстро), был освоен метод заработка через сбор бутылок в близлежащем парке. На велосипеде я делал постоянные круги мимо лавочек и договаривался с выпивавшими, чтобы оставили бутылочку мне. Другие пацаны уже получали отказ, а бабушки гоняли нас, но конкурировать не могли, собирая очень мало. За вечер я собирал до 30 банок, каждая шла порублю. Дома в ванной отмачивал от этикеток, осбенно устойчивые этикетки скаблил ножом. Утром следующего дня ехал на велосипеде к открытию приемного пункта и занимал очередь среди конкурентов других районов.

Распространенным явлением был отказ в приеме бутылок как «нет тары». Я не понимал, что такое тара, но раз нет, значит надо искать другие пункты, и находил. А когда узнал, что такое тара, оказалось, что можно помогать ее грузить из машины и тогда давали возможность сдать бутылки без очереди. Почему взрослые мужики не делали так же, я узнал только после 23 лет (все ленивые и безинициативные).

Однажды я совершил экспансию в центр города за бутылками большого парка. Поперся с велосипедом под вечер на трамвае, долго катался по парку и ничего практически не собрал. Вернувшись поздно домой решил, что «на районе» проще собирать.

Как все нормальные дети, мы лазили по подвалам. Без фонариков, со свечками или спичками, надо было пробраться сквозь весь подвал и выйти на другой стороне, не утонув по дороге в говнах и сохранив глаха на месте. Периодически мы находили клады в виде сохранок бомжей. Это дело мы быстро делили на всех и растаскивали по домам.

Самым сложным для меня был клад, который нашел у одного гениального электрика-алкаша на даче. Законно собирая у него виноград, обнаружил порядка двухсот водочных бутылок. В голове маячили деньги, а труд, который придется приложить, не казался гигантским. А зря.

Следующее утро началось в 6 утра. На велосипеде и с двумя сумками отправился за бутылками. Утягивать получалось всего штук по 12 в сумке, потому что боялся расколоть, да и рулить надо было как-то. Первая ходка далась за 20 минут. Дома быстро наполнил ванну, утопил все бутылки, поехал за второй партией. Через 25 минут вернулся, первая партия уже частично отмокла загрузил вторую партию, достал отмокшие на просушку, поехал опять. По дороге решил заехать занять очередь на пункте приема посуды, дождался первого энтузиаста и стал за ним вторым. Поехал на третью ходку.

Теперь цикл выстроился сложнее: привожу бутылки проверяю отмокшие, загружаю новые, если мало отмокло, а привезенное некуда девать, выгружаю рядом и еду проверять очередь. Если очередь подходила, я ехал за партией, привозил домой, топил ее, собирал отмокшие-просохшие, вез на пункт приема, занимал новую очередь сразу, сдавал, ехал за партией, загружал дома, скаблил неотмокаемые, сушил, ехал с готовыми на сдачу бутылок, пропускал очередь и занимал новую, ехал за партией вновь..

Так прошел весь день, я сдал много бутылок, мамиными стараниями даже пообедал, но пропустил очередь. И если бы не мои первые часы Montana, я бы ничего нигде не успел.

Как-то, поджидая освобождающиеся бутылки, дал под залог паспорта свой велик доехать до ларька. Долго ждал с бутылками и паспортом уехавшего. Вернулся человек и сказал, что велосипед развалился под ним и он (велик) валяется в кустах: «Вон там!». У заплаканного меня выманили паспорт, «вон там» ничего не нашлось, и остался я с бутылками, без велика и в слезах.

Но не на долго.

Эксплуатация детского труда или первые шаги к славе

Как-то я с «партнером» оккупировал горку во дворе и сказали всем малышам, что для катания на горке надо принести кусочек стекла. Чем больше стекляшек, тем больше катаешься. Через час у нас была гора стекла, очередь из детей на горку, чистый от стекла двор и ощущение дохода.

Пока один «партнер» продолжал сбор дани, я со «вторым» партнером пошел прицениваться к стоимости стекла. Оказалось, что для более-менее ощутимых денег на газировку и жвачку надо собрать столько стекла, что мы никогда его не притащим в этот пункт на себе. Гору стекла оставили без присмотра, малыши ее растянули в надежде кататься за нео на следующий день, но мы уже «слили» проект.

На тот момент не было никакого коммерческого духа, просто была идея сдавать стекло за деньги и какое-то спонтанное решение задачи.