Как я собирал бутылки

Когда я смог более-менее устойчиво кататься на взрослом велосипеде (был Орленок без тормозов, падать и врезаться в людей надоело быстро), был освоен метод заработка через сбор бутылок в близлежащем парке. На велосипеде я делал постоянные круги мимо лавочек и договаривался с выпивавшими, чтобы оставили бутылочку мне. Другие пацаны уже получали отказ, а бабушки гоняли нас, но конкурировать не могли, собирая очень мало. За вечер я собирал до 30 банок, каждая шла порублю. Дома в ванной отмачивал от этикеток, осбенно устойчивые этикетки скаблил ножом. Утром следующего дня ехал на велосипеде к открытию приемного пункта и занимал очередь среди конкурентов других районов.

Распространенным явлением был отказ в приеме бутылок как «нет тары». Я не понимал, что такое тара, но раз нет, значит надо искать другие пункты, и находил. А когда узнал, что такое тара, оказалось, что можно помогать ее грузить из машины и тогда давали возможность сдать бутылки без очереди. Почему взрослые мужики не делали так же, я узнал только после 23 лет (все ленивые и безинициативные).

Однажды я совершил экспансию в центр города за бутылками большого парка. Поперся с велосипедом под вечер на трамвае, долго катался по парку и ничего практически не собрал. Вернувшись поздно домой решил, что «на районе» проще собирать.

Как все нормальные дети, мы лазили по подвалам. Без фонариков, со свечками или спичками, надо было пробраться сквозь весь подвал и выйти на другой стороне, не утонув по дороге в говнах и сохранив глаха на месте. Периодически мы находили клады в виде сохранок бомжей. Это дело мы быстро делили на всех и растаскивали по домам.

Самым сложным для меня был клад, который нашел у одного гениального электрика-алкаша на даче. Законно собирая у него виноград, обнаружил порядка двухсот водочных бутылок. В голове маячили деньги, а труд, который придется приложить, не казался гигантским. А зря.

Следующее утро началось в 6 утра. На велосипеде и с двумя сумками отправился за бутылками. Утягивать получалось всего штук по 12 в сумке, потому что боялся расколоть, да и рулить надо было как-то. Первая ходка далась за 20 минут. Дома быстро наполнил ванну, утопил все бутылки, поехал за второй партией. Через 25 минут вернулся, первая партия уже частично отмокла загрузил вторую партию, достал отмокшие на просушку, поехал опять. По дороге решил заехать занять очередь на пункте приема посуды, дождался первого энтузиаста и стал за ним вторым. Поехал на третью ходку.

Теперь цикл выстроился сложнее: привожу бутылки проверяю отмокшие, загружаю новые, если мало отмокло, а привезенное некуда девать, выгружаю рядом и еду проверять очередь. Если очередь подходила, я ехал за партией, привозил домой, топил ее, собирал отмокшие-просохшие, вез на пункт приема, занимал новую очередь сразу, сдавал, ехал за партией, загружал дома, скаблил неотмокаемые, сушил, ехал с готовыми на сдачу бутылок, пропускал очередь и занимал новую, ехал за партией вновь..

Так прошел весь день, я сдал много бутылок, мамиными стараниями даже пообедал, но пропустил очередь. И если бы не мои первые часы Montana, я бы ничего нигде не успел.

Как-то, поджидая освобождающиеся бутылки, дал под залог паспорта свой велик доехать до ларька. Долго ждал с бутылками и паспортом уехавшего. Вернулся человек и сказал, что велосипед развалился под ним и он (велик) валяется в кустах: «Вон там!». У заплаканного меня выманили паспорт, «вон там» ничего не нашлось, и остался я с бутылками, без велика и в слезах.

Но не на долго.